• +7 903 193 11 00; isoul@isoulclub.ru
  • 7:00-23:00

Нигина Прокопьева @ Balance TV (24.10.2015)

 

Евгения Маслова: Здравствуйте, уважаемые зрители. Мы в студии Balance TV. C вами Евгения Маслова. Сегодня у нас в гостях очень интересный человек, и мы обсуждаем тему «Есть ли место для души?» Именно таким посылом встречает своих гостей страничка йога клуба «Я Душа», которая задает вопрос всем посетителям. В нашем мире есть много места, чтобы развивать свое тело, много места, чтобы развивать свой ум, а есть ли место для души? Сегодня в нашей студии Нигина Прокопьева – директор клуба «Я Душа», инструктор по хатха-йоге и , конечно же, прелестная девушка, хранительница домашнего очага, жена и мама двоих детей. Здравствуйте, Нигина.

Нигина Прокопьева: Здравствуйте, Евгения.

Евгения Маслова: Мы рады Вас приветствовать в нашей студии.

Нигина Прокопьева: Спасибо, я очень рада, что Вы меня пригласили.

Евгения Маслова: Наша программа сегодня посвящена, собственно, тому, что значит для Вас это понимание «место для души». Существует ли такое место? Почему это должно быть каким-то отдельным местом, куда приходят люди? Как родилась идея, чтобы создать этот клуб?

Нигина Прокопьева: Знаете, идея родилась, на самом деле, в практике. То есть, когда ты соприкасаешься с чем-то прекрасным, с какой-то прекрасной идеей, глубокой, которая говорит о вечности, о душе, ты какое-то время живешь с этой идеей, веришь в нее и, когда приходит момент, тебе хочется делиться. То, что дорого тебе, то, что тебя вдохновляет и освобождает от всего, ты не можешь это удерживать, хочешь поделиться этим. Когда ты созреваешь для этого, обстоятельства так выстраиваются, что тебе дается такой шанс. Наверно, мне повезло в этой жизни, что я встретила своего духовного учителя. Собственно говоря, нахождение с ним рядом, вдохновляясь его идеями, его видением, я постепенно росла, и вот год назад произошел такой момент, что он позволил мне создать проект ISoul Club – «Я Душа». Под его началом я это делаю.

В мире много мест, куда Вы ни посмотрите, везде есть места, где можно удовлетворить тело, ум – это рестораны, кафе, кинотеатры, магазины, но очень мало мест, где мы можем задуматься о вечном, о том, что бессмертно. Природа любого человека – реализоваться как нечто вечное. Человек не задумывается о том, кто он. Он умирает, и получается, что мы живем в мире смерти. Хочется дарить людям мир вечности, поэтому мы организовали такое прекрасное пространство. Мы отдаем свои сердца, свою душу, наполняем его различными практиками, много йоги, очень много музыкальных мероприятий.

Евгения Маслова: Вы инструктор по хатха-йоге. Вы сами преподаете в этом клубе или Вы больше вдохновляете своих сотрудников?

Нигина Прокопьева: Да, конечно, я преподаю, но это для меня тоже большая отдушина. Мне тяжело говорить, что я инструктор по йоге. Слово инструктор такое очень жесткое. Я стараюсь делиться тем, что меня вдохновляет и то, что мне помогает в жизни. Я пришла к хатха-йоге совсем недавно как к телесной дисциплине. И в какой-то момент я поняла, что через тело – это самый грубый элемент наш физический, мы можем прийти к пониманию тонких вещей. Мы можем прийти к более глубокому пониманию. Хатха-йога – очень хорошая дисциплина для того, чтобы людей просто успокоить.

Евгения Маслова: Расскажите об этом направлении, в таком случае. Потому что многие воспринимают йогу как физкультуру.

Нигина Прокопьева: Йога – это духовная практика. Она с физкультурой не имеет ничего общего. Просто мы двигаем ногами и руками для того, чтобы понять, что у тебя есть руки, ноги, и погрузиться внутрь. То есть это инструменты. В современном мире этому отдают большое внимание, потому что, двигая руками и ногами, у нас накачиваются мышцы, раскрывается грудная клетка, мы худеем, здоровеем. То есть это побочный эффект, на котором все зацикливаются, дальше никто не планирует идти. На самом деле йога – это дисциплина в первую очередь. Если вы практикуете 1-2 раза в месяц, то это не йога. Вы приходите, дрыгаете ногами, у вас перестает что-то, правда, болеть. Это вам на каком-то уровне помогает: проходит боль в спине или еще что-то. Это побочные эффекты.

Для того, чтобы практиковать йогу, нужна большая верность и преданность практике в первую очередь. Тогда через эту практику вы можете прийти к каким-то более тонким вещам, к какому-то пониманию, то есть через ежедневную физическую нагрузку. В первую очередь, когда вы приходите в клуб, это будет для вас физическая нагрузка: вам тяжело будет дышать, вы не сможете поднять ногу, у вас будет падать спина, у вас будет болеть. На самом деле это не так приятно, практиковать йогу. Это очень большая аскеза, очень большой труд. Это как положить себя на операционный стол и самому себе проводить операцию. Какое-то время будет все болеть, возможно, даже будут какие-то травмы, но это все для того, чтобы все это пережить, как карму мы переживаем очень быстро, чтобы понять, что мы – не тело, а тот, кто наблюдает за телом, кто отдает команды. Что бы ни происходило с телом, мы продолжаем существовать, и именно это – путь души. Поэтому я выбрала практику хатха-йоги, как площадку, чтобы говорить людям о душе, а не о теле, но через тело.

Евгения Маслова: Нигина, те выводы, о которых вы сейчас говорите, приходили во время практики, как инсайты, или это общение с учителем, диалоги с учителем? То, о чем Вы сейчас говорите, понимание того, что Вы вечная душа, а тело для того, чтобы проявляться здесь и воздействовать на этот мир.

Нигина Прокопьева: Конечно, в первую очередь это мой учитель, безусловно. Конечно, тот, кто тебя питает, тот с кем ты воспитываешься. Если человек не нашел своего духовного наставника, ему очень тяжело ориентироваться в мире. Мы же идем в институт, идем в школу. Мы ищем учителя по английскому языку, по русскому языку, но почему-то такую дисциплину, такое понятие, как институт души, пропускаем. Мы не думаем об этом. Человек должен найти духовного учителя. Я не говорю сейчас о религии. Просто та личность, которая поднимет его вверх, которая будет говорить о вечности. Благодаря своему учителю я учусь подниматься, смотреть глазами вечности, а не временного. Цель человека – освобождение от иллюзии, понимание того, что он живет во временном мире. Нужно от этого освободиться в течение жизни. Без учителя это сложно сделать, потому что мы всегда будем обманываться.

Евгения Маслова: Когда гости приходят на практики, нет таких, которые пугаются такой глубокой философии? Пришел человек на йогу, поправить здоровье, укрепить спину.

Нигина Прокопьева: Не, нет, нет. Ну что вы. Я никогда не говорю. Я даже разрешаю иногда мясо есть и курить людям. Я никогда не мешаю им.

Евгения Маслова: В Вашей жизни мясоедение и курение, если были, то остались в прошлом, то сейчас этого нет?

Нигина Прокопьева: Да, конечно, это давно в прошлом. То есть какая-то часть жизни просто отмерла.

Евгения Маслова: Расскажите про этот переходный момент. Многие с трепетом относятся к этому моменту, потому что человек сталкивается сопротивлением: кого-то близкие не понимают, кого-то друзья. То есть окружение не всегда воспринимает адекватно переход на вегетарианство. Как у вас это проходило?

йога1

Нигина Прокопьева: Я не встретила еще ни одного окружения, кто бы принял эту ситуацию. Я считаю, что такого не может быть. То есть всегда будет сопротивление. В моей жизни случился такой момент. Я работала в туризме. У меня была своя туристическая компания. Ко мне пришла девушка невероятной красоты. Она была настолько прекрасна, что я краше не встречала, на самом деле, и по сей день. Я ела бутерброд с колбасой, все как положено. У меня куча документов. Одной рукой я говорила по телефону, другой заедала бутерброд. Лежала пачка сигарет, уже нужно было идти на перекур. Она была очень спокойна. Она пришла ко мне оформлять документы на визу. Когда я ела и пила она говорит: «Послушай, ты видишь, что ты ешь?» Я говорю: «Мне нужно быстрей поесть». Она: «Ты понимаешь, что ты ешь мясо?» — «Ну да, конечно, я понимаю.» — «Ты понимаешь, что ты ешь труп?» И просто в какой-то момент у меня в голове что-то произошло. Я говорю: «Как понять труп?» — «Разве ты не понимаешь, что ты ешь труп?» — «Да. Понимаю» У меня не было вопросов.

Я ей поверила, говорю: «Ну хорошо. Что мне делать?» — «Выброси в ведро.» Я свернула этот прекрасный бутерброд, хотя я была очень мясной человек, я любила колбасу. Для меня колбаса — это все. Мне пришлось это свернуть и выбросить. Отсюда у меня пошло вопрошание. Я встретила вегетарианца, говорю: «Как понять вегетарианец?» — «Да. Я вегетарианка и не пью.» — «И не пьешь, и по барам не ходишь? И не куришь?!»

Для меня это было как озарение. Я встретила такую личность, которая прекрасна и в тот же момент она какие-то вещи не совершает, то, что принято в мире. И меня это, наоборот, привлекло. То, что она не делала, меня это привлекало. Я пришла домой. Дома был муж и родители. Я сказала: «Так. Я больше не ем мясо», открыла холодильник, выбросила всю колбасу. Для всех был шок.

Евгения Маслова: Никто не ловил по дороге? Нет?

Нигина Прокопьева: Мне повезло с мужем. Он говорит: «Не едим мясо? Ну хорошо. Не будем есть мясо.» Родители были в шоке. Первое, что стали говорить: «Скорее всего, ты попала в секту. Скоро ты разведешься с мужем. Скоро ты продашь квартиру». То есть для всех эти изменения были шокирующими. Когда человек перестает делать то, что делают другие, люди не хотят тебя отпускать. Ты как бы уходишь из их общества. Потому что если ты не ешь мясо, то с тобой уже нельзя за одним столом посидеть. Если ты перестаешь употреблять алкоголь, ты неинтересен. У тебя сразу же друзья уходят. Ты перестаешь курить, и круг сужается. Тебя просто из этого общества, если они тебя не могут удержать, выбрасывают или ты сам начинаешь уходить.

Конечно же, противодействие было долгим. Я бунтовала, что-то доказывала, била себя в грудь: «Вегетарианство. Вы едите трупы! Мясо не полезно. Жалко коров.» Сейчас я к этому отношусь проще. Сейчас я об этом говорю открыто, без негатива. Я знаю, что всему свое время. Очень часто после занятий, когда люди практикуют и просто приходят в зал, какое-то время проходит и через полгода они сами ко мне подходят и говорят: «Мы перестали, знаете, есть шашлыки, перестали есть мясо. Мы поняли, что организму это не нужно. Мы перестали выпивать, и как-то все поменялось. Что происходит?» Я немножко в другом нахожусь состоянии. Я не собираюсь никого зомбировать: «Не ешьте мясо, не курите!» Просто люди приходят на практику и тело им подсказывает, как себя вести. Как будто пыль: ты долго не мылся, ты приходишь и постепенно пот, который выходит из тебя, тебя очищает. Ты смываешь с себя.

Евгения Маслова: Можете что-то посоветовать человеку в этот момент, когда он встретился с таким сопротивлением, все-таки пройти этот рубеж?

Нигина Прокопьева: Не надо ничего доказывать. Надо понять, что истина там, где твое смирение. Не нужно доказывать, бить себя в грудь.

Евгения Маслова: Что делать, если возникают сомнения у самого человека. Это же определенная традиция, врачи, которые говорят, что нужен белок. Культура, которая говорит, что в зимней стране обязательно нужно мясное питание.

Нигина Прокопьева: Вы знаете, все зависит от того, какой мотив Вас побуждает не есть мясо. Например, у меня мотив нравственности, не мотив физиологии, не мотив диеты. У меня мотив нравственности: мы не можем есть тех, у кого есть глаза. Сейчас есть много фильмов, и любое сердце раскроется, когда ты увидишь, как корова плачет. Она – живое существо, она так же ощущает. Она такая же душа, просто у нее разум спит. Почему ты имеешь право на другое живое существо? Когда говорят, что человек – творец или венец природы. Да. Он – венец, но для того, чтобы он защищал тех, кто меньше. Тут вопрос нравственности, а то, что белки, мне кажется, что все это придумано. Это можно опустить, я не диетолог. Еда должна быть очень простой. Она должна быть сочной, вкусной, сладкой, свежей, приготовленной с любовью. Там, где трупы убитые, там нет свежести, там нет вкуса, нет сладости, там нет любви, там страдания. Поэтому от такой еды, если мы хотим прогрессировать, становиться человеком, на самом деле, придется отказаться от пищи, которая не свежая.

Евгения Маслова: Если к вам в клуб приходит компания, которая говорит: «Мы нашли на сайте информацию. Место для души. Мы хотели бы посидеть, провести вечер. У нас есть свой алкоголь, своя еда. Можно у вас будет посидеть?»

Нигина Прокопьева: Это категорически запрещено. Мы охраняем свое пространство очень сильно, то есть энергетически. Я делаю все возможное. Такие вещи в принципе не происходят, но и категорически запрещено. Нет никаких поблажек в этом. Потому что мы ценим атмосферу, которая у нас создается. Люди, которые к нам приходят, уже приходят за этой атмосферой. Конечно, мы отказываем. Это частная собственность. Если я чувствую даже запах, они не заходят в клуб, к сожалению. Иначе они нарушат покой тех, кто пришел за другой атмосферой. Эти люди «вне джаза», они нарушают, и мы должны охранять наше место.

Евгения Маслова: То есть вы формируете такое окружение в отношении клиентов.

Нигина Прокопьева: Обязательно. И в отношении персонала, и в отношении…

Евгения Маслова: А как? Что для Вас важно в отношении команды? Как директор, как Вы выбираете людей?

Нигина Прокопьева: Вы знаете, последнее, чем я занимаюсь, я изучаю людей, познаю их.

Евгения Маслова: Наблюдаете за ними или тестами?

Нигина Прокопьева: Я наблюдаю. Тесты невозможно. Но мне иногда достаточно двух дней, чтобы понять. Время менеджеров и время исполнителей прошло. Сейчас время инициативных людей, которые двигаются, которые живут идеей, которые вдохновляются, которые хотят отдавать. Я в поиске таких людей. Я в поиске людей, которые готовы не брать, а отдавать. Если мы находимся в одном эгрегоре, тогда у нас очень мощная команда. Цель команды – отдавать. Нужно понимать, что мы как слуги для людей. Мы – служители, мы должны отдавать. Когда люди приходят к нам в пространство работать, я очень много бесед провожу на то, что клиенты — люди, которые к нам приходят, мы им служим в первую очередь. Когда мы гордимся тем, что мы им служим, тогда ты на своем месте. Ты должен гордиться тем, что ты делаешь. Гордиться в хорошем смысле, то есть не бояться, что тебе нужно убрать в туалете, а гордиться тем, что ты делаешь. Тогда ты на своем месте, и люди будут это чувствовать.

Людям не хватает в этом мире любви и внимания. В ресторанном бизнесе люди очень боятся слов обслуга, обслуживание или слуга. Их передергивает. Вроде ты официант, но когда к тебе относятся, как к официанту, тебе некомфортно. Мы, когда организуем такие пространства, где нужно очень много отдавать энергии людям, должны принамать свое положение. Начиная с меня, как руководителя, и заканчивая уборщицей, мы все отдаем в первую очередь. Насколько мы отдадим, то есть насколько будем внимательны к тому, что мы делаем, настолько наши клиенты будут это чувствовать.

Евгения Маслова: Нигина, как Вы думаете, насколько гармонично то, что человеку, которому не хватает любви, получать эту любовь не в семье, не дома, не где-то в окружении в своей жизни, а получать его в неком центре, центре йоги? Нет здесь что-то не то?

Нигина Прокопьева: Он может научиться. Мы же все учимся. Нам нужно понимать, что мы здесь в школе все. И если я чем-то могу поделиться, то я с удовольствием это делаю. Поэтому мы и организовали такое пространство, где люди могут прийти и научиться. Они могут увидеть, как нужно, как это происходит, как люди отдают, как они делятся, и поменять свою точку зрения. У нас очень много семинаров в клубе по семейным отношениям, по поиску себя, по питанию, по всем таким вещам, которые могут человека немножечко собрать. Какие-то вещи он может настроить, связанные со здоровьем, с отношениями и т. д.

Евгения Маслова: А программы этих семинаров, темы этих семинаров Вы выбираете или Ваш духовный учитель, который Вас вдохновлял на создание клуба?

Нигина Прокопьева: Вы знаете, я сама веду отбор, какие семинары у нас проходят, чтобы они всегда были направлены на природу человека, внутрь. То есть все практики, которые происходят в клубе, все музыкальные мероприятия – все на раскрытие сердца, если так вот на понятном языке сказать. Начиная от хатха-йоги и заканчивая семинарами различных других мастеров направлены на то, чтобы человек мог развиваться.

Евгения Маслова: Мне показалось интересным, что вы сразу, когда я сказала, что Вы инструктор по хатха-йоге, Вы сказали: «Вот инструктор – какое-то такое слово жестковатое». Да?

Нигина Прокопьева: Инструктор – это фитнесс-центр, почему-то у меня такая ассоциация. Я называю в своем клубе всех инструкторов мастерами. Мне это греет душу. И когда я говорю: «мастер по йоге», это приятно для того человека, который несет эту традицию или идею.

Евгения Маслова: Есть еще идея о том, что для женщин лучше йогой не заниматься, потому что это как раз вот эта строгость, это дисциплина, это аскеза, что лучше какие-то танцы, что-то больше плавное и динамичное. Насколько Вы разделяете эту идею? Либо хатха-йога – это дисциплина, которая показана независимо от пола?

Нигина Прокопьева: В ведических трактатах написано, что йогой занимались мужчины. Это практика для мужчин на самом деле. Все позы, например поза воина, очень воинственные. Но так как в мире деградация, мы живем в мире кали-юги, и у меня на занятиях одни женщины.

Евгения Маслова: А по статистике внутренней это только у вас либо в клубе больше женщин?

Нигина Прокопьева: По статистике йогой занимаются больше женщин, потому что мужчины ходят в качалку. У них такой стереотип, что мужчина должен быть сильным, а силу даст качалка. Они ходят в качалку и качают себе мышцы, для них йога, танец или музыка — это что-то слабое, это не для мужчины. На самом деле йога, это мой личный опыт показывает, не имеет пола. Она не бывает мужская и женская. Йога – это просто дисциплина, чтобы тебя погрузить внутрь, не важно в каком ты теле находишься. Если ты себя ассоциируешь с женщиной, то есть выходишь замуж, рожаешь детей или ты хочешь выйти замуж, или украшаешь себя. Ты понимаешь, что ты в женском теле находишься, тогда тебе к йоге можно добавить танцы, то есть какие-то вещи, которые будут развивать тебя как женщину, как мать, как жену, как подругу. Конечно, это очень гармонично, если женщина поет, танцует, каким-то рукоделием занимается, кулинарные курсы. Это ее дхарма.

Евгения Маслова: Как устроен Ваш день?

Нигина Прокопьева: У меня день очень тяжело устроен.

Евгения Маслова: Чтобы Вы успевали и воспитанием заниматься двух прелестных дочерей.

Нигина Прокопьева: Вы знаете, нельзя разорваться. Нужно сначала выстроить первостепенные задачи и цели. У меня сейчас клуб – это первостепенно. Я осознанно сделала свой выбор и осознанно жертвую иногда своими отношениями семейными. Потому что без жертвенности какой-то такой, когда ты выходишь за грань, невозможно сделать что-то очень большое. Ты все равно будешь на каком-то этапе немножечко больше времени отдавать проекту или своему делу. Но я пытаюсь все гармонизировать. Мне повезло. Мой муж постоянно тоже в клубе, дети тоже постоянно в клубе. Все выстраивается. Мы вместе, мы – команда. Семья и клуб – это одно у меня. У меня нет разделения: есть клубная жизнь и есть семейная жизнь. Есть просто одна большая идея, и мы двигаемся в ней. Муж постоянно рядом, он помогает, он участвует в проекте. Старшая дочь практикует, учится в Москве. Маленькая дочь с нами, мы привозим, увозим. Она тоже постоянно в клубе.

Евгения Маслова: А если бы Ваша дочка, которой 4 года уже, спросила бы Вас, что такое душа, может, спрашивала уже, как бы Вы объяснили?

Нигина Прокопьева: Она так много о любви говорит, что я сама у нее учусь иногда. Она говорит: «Любовь красивая». Я понимаю, она права.

Евгения Маслова: То есть обратная ситуация. Вы бы у нее спросили, что такое душа.

Нигина Прокопьева: Да, наверно. Она очень часто говорит: «Душа нежная». Она называет как-то: «душа красивая, любовь красивая». То есть какие-то такие определения. Иногда я слышу и восхищаюсь. Тяжело дать определение души. Это, то что мы не можем почувствовать, это за гранью наших чувств, за гранью объяснений, за гранью слов и всего, но это единственная реальность, которая существует.

Евгения Маслова: Как бы Вы объяснили, почему у человека действительно есть потребность искать это место. Мы говорим: «Душой отдохнули», «Место для души». Мы его интуитивно, независимо от религиозных предпочтений, от конфессий, ищем это место. Откуда такая потребность?

Нигина Прокопьева: Это природа такая. Это в нас заложено. Такой чип встроили – искать Счастье. С рождения мы в поиске Чего-то. Сначала мы с родителями, но всегда игра происходит. Мы всегда в движении, мы ищем. Если у нас ложная направленность, мы ищем власть, деньги, отношения, спиртные напитки, легкие удовольствия. Мы всегда хотим какого-то куража, счастья легкого, танцующего безмятежного. Но есть ложное понятие: с помощью интоксикаций различных можно быстро впасть в «счастье», но утром будет несчастье. То есть этот поиск заложен. Часто люди, когда умирают, они не понимают смысла, зачем они прожили. Они вроде жили, что-то делали, а не соприкоснулись, не нашли то, что искали. Роль человека, его природа – искать, как-то соприкасаться, верить в вечное, понимать, что все, что мы тут делаем – временное. Выходить на этот путь. Тут книги, учителя приходят, песню можно услышать, задуматься. Тут могут быть разные таблички.

Евгения Маслова: С того момента, когда Вы, сидя с бутербродом, выкинули его в урну, сколько примерно времени прошло?

Нигина Прокопьева: Очень много – лет 12. Еще была молодая, наверно, 22 мне было или 20. Я была в самом кураже. У меня была жизнь, деньги, карьера. Я была директором турагентства, ездила в различные страны, было много друзей. Я была очень активная, эмоциональная. Я всё это время читала, изучала, жила со своим духовным наставником. Постепенно я какие-то вещи стала понимать, какие-то вещи стала практиковать больше, и захотелось с людьми делиться.

Евгения Маслова: Как бы Вы определили основную цель, миссию Вашу лично и йога-клуба, который вы организовали?

Нигина Прокопьева: Наверно, это одна цель. То есть йога-клуб не существует без личности, любая компания, как Ваш Balance TV. Он ведь существует благодаря какой-то личности. Не стены, а именно личность его питает, вдохновляет. Наверно, моя цель – говорить людям о вечности, пробовать, пытаться. Я не знаю, насколько у меня получается, насколько люди меня понимают. Пытаться больше отдавать заботу, любовь, говорить о том, что они никогда не умрут. Собственно, это единственное спасение, когда люди знают, что они вечны, когда им в открытую говоришь. Задача человека – избавиться от страха смерти, если мы можем в этом помочь другим. Помогая другим я помогаю себе. Все, что я проговариваю, я проговариваю для себя, и с каждым разом больше верую в это. Наверно, это задача достучаться до людей, что они – души, что мир души прекрасен, что есть связь с Высшими, что цель наша – осознать себя частичкой этого прекрасного.

Евгения Маслова: Нигина, спасибо за ответы на вопросы, спасибо за интервью.

Нигина Прокопьева: Спасибо Вам.

Евгения Маслова: Уважаемые зрители, наша передача подошла к концу. У нас в гостях была Нигина Прокопьева – директор клуба «Я Душа», инструктор по хатха-йоге, которая несет в мир прекрасные идеи, благодаря своему сообществу, в котором люди делятся своим опытом по поиску души, по поиску чего-то Высшего, духовного. Любой путь начинается с малого. Это может быть просто здоровый образ жизни, это может быть более глубокая духовная практика.




Return to Top ▲Return to Top ▲